Криминальный аборт

Криминальный аборт: причины заболевания, основные симптомы, лечение и профилактика

Криминальный аборт

Представляет собой искусственное прерывание беременности по согласию женщины, выполненное способом и в сроки, за которые предусмотрена уголовная ответственность.

Причины

Необходимость обращения для проведения нелегальных способов прерывания беременности обусловлено социальными факторами, такими как образовательный и культурный уровни, принадлежностью к определенной социальной группе, отношением общества к нежелательным беременностям, особенностями правового регулирования.

Специалисты выделяют четыре самых распространенных причины, которые заставляют женщину идти на риск и совершать криминальный аборт.

Нежелательная беременность. Довольно часто попытки прервать гестацию вне стен медицинского учреждения предпринимают подростки, которым для выполнения медицинской манипуляции необходимо согласие родителей. Страх перед оглаской является значимым фактором для женщин, которые совершили супружескую измену и относятся к социальной группе, где выявляется нетерпимое отношение к внебрачным связям.

Большой срок гестации. В нашей стране позднее прерывание гестации с 12 по 22 неделю допускается при наличии серьезных медицинских показаний или социальных проблем. После 22- недельной гестации плод считают живым человеком, что приравнивает аборт к убийству.

Запрет на проведение абортов. В некоторых странах решение об искусственном прерывании беременности ограничивается законодательно и является неприемлемым с религиозной точки зрения.

Безграмотность. Иногда в силу безграмотности беременные, опасаясь последствий официального аборта, прибегают к щадящим абортивным методикам, например, термическим или физическим воздействиям, приему гормональных либо утеротонических препаратов. Эффективность данных методов является очень низкой и чаще всего связана с выраженным токсическим воздействием на организм самой женщины и плод.

Симптомы

Клинические признаки криминального аборта зависят от выбранного способа незаконного вмешательства. При употреблении гормональных препаратов и средств, стимулирующих сокращение миометрия, возможно появление симптомов отравления, сопровождающихся тошнотой, рвотой, головокружением, головной болью.

В тяжелых случаях в результате выраженной передозировки токсичных веществ возможно резкое снижение или повышение артериального давления, учащение сердцебиения и возникновение ощущения перебоев в работе сердца, чувства оглушенности, спутанности или потери сознания.

У некоторых женщин на фоне немедикаментозного аборта может возникать обильное маточное кровотечение.

При использовании механических способов криминального прерывания беременности чаще всего возникают массивные маточные кровотечения с быстрым ухудшением общего самочувствия и показателей гемодинамики.

Также в связи с антисанитарными условиями проведения аборта во многих случаях происходит присоединение вторичной инфекции, на что указывает появление нарастающей гипертермии, усиливающихся боле в надлобковой области, слизисто-гнойных влагалищных выделений.

Помимо этого, у женщины может отмечаться появление слабости, быстрой утомляемости, бледности, потливости, головокружений. При возникновении эмболии легочной артерии появляется резкая боль в грудной клетке, одышка, сердцебиение и страх смерти.

Диагностика

При криминальных абортах диагностический поиск направлен на установление факта прерывания беременности, объективной оценки состояния репродуктивных органов и завершенности изгнания плода, определение возможных повреждений.

Даже если пациентка не сообщает о незаконном аборте, выявить данный факт может помочь тщательное обследование, которое включает осмотр на кресле, ультразвуковое исследование тазовых органов, при необходимости ультразвуковое исследование может быть дополнено трансвагинальным исследованием. Также таким женщинам назначается общий анализ крови.

Лечение

В случае незаконного прерывания беременности женщине показан экстренная госпитализация.

Действия специалистов в этом случае направлены на устранение возникших осложнений, терапевтические мероприятия осуществляются с учетом протоколов лечения маточных и внутрибрюшных кровотечений, воспалительных заболеваний репродуктивных органов, септических состояний, перитонита, эмболии.

Консервативная терапия осложнений криминального абортирования основана на применении антибактериальных средств, кровеостанавливающих препаратов, проведении инфузионной терапии и интенсивного симптоматического лечения.

Объем хирургических вмешательств определяется видом выявленной патологии. В этом случае женщине может потребоваться эвакуация из маточной полости некротизированных остатков эндометрия, плода и его оболочек.

В случае наличия тубоовариальных воспалительных образований проводится тубэктомия, тубоварэктомия.

В зависимости от степени повреждения органа и наличия инфекционных осложнений при перфорации маточной стенки рекомендовано ушивание перфорационного отверстия или гистерэктомия.

Профилактика

Профилактические мероприятия, позволяющие предупредить возникновение криминальных абортов, предполагают активную пропаганду контрацепции и информирование женщин из групп риска об опасности криминальных вмешательств.

Источник: //www.obozrevatel.com/health/bolezni/kriminalnyij-abort.htm

Читать

Криминальный аборт
sh: 1: –format=html: not found

Ломачинский Андрей Анатольевич

Криминальные Аборты

Знаете, в своей куцей практике военной судебной экспертизы я с криминальными абортами сталкивался мало — воинская служба в Советском Союзе больше вынуждала с мужскими трупами дело иметь.

Поэтому какого-то полноценного обзора по теме я дать не смогу, но все же несколько забавных случаев припоминаю. Сразу оговорюсь, не все случаи уникальны.

А что финалы печальны — так ведь на моей работе иных просто не бывает.

— Первый обычный криминальный аборт

Труп этой молодой женщины поступил из маленького северного военного городка под Кандалакшами. Даже глаза не закрыли. Господи, лежит голое тело на столе, взор голубой в потолок.

Весь персонал, включая виды видавших старых и многоопытных циников-прозекторов, проходя мимо, изрекает одно и тоже слово — «Красивая!» От живой, кроме отсутствия дыхания, отличается лишь цветом белого мрамора. Этакая статуя творения Микеланджело. Ну хватит лирики, где мой секционный нож.

Через пять минут причина смерти ясна, как солнечный день — острая кровопотеря, правда из весьма пикантного места.

На поверхности эндометрия, то есть внутренней выстилки матки, здоровое вышкребленное пятно — явно беременность под пять месяцев, да и сама матка размерами и толщиной стенки этому сроку соответствует.

Точнее весь эндометрий отскребли, просто плацентарное место выделяется. В теле сосудики «схлопнувшиеся», крови осталось мало, видать за ночь вытекла в объёмах, несовместимых с жизнью.

Эх, жалко, какую тетку загубили!

По образованию педагог, всего первый год, как после института. Муж молодой офицер, семейная жизнь толком еще не началась. Елизавета Петровна, Лиза, Лизонька, Лизка — кому как. Ему — Лизонька. Законному мужу, соавтору беременности. А вот соображения, по каким Лизонька от ребенка решила отказаться, для красавиц лейтенантских жен, увы, не редкость.

Лиза была коренной ленинградкой. Родилась и взросла в самом центре Северной Пальмиры, среди дворцов и коммунальных квартир, среди чистых площадей и грязных колодцев внутренних дворов, черных ажурных решеток и белых ночей, под холодными дождями и контрастом теплого метро.. Город был частью ее, а она частью города.

Лизка бескорыстно обожала Питер, Питер же воздавал ей за это вниманием и почестями — длинными, прилипчивыми взглядами парней и завистливо-колючими глазами девушек. Она была красива. Слишком красива. Настолько красива, что не в школе, не в институте никто не рисковал с ней сблизиться.

Может в Универе, Меде или Техноложке все было бы иначе — там парней много. Но не в Педе. В Педе мужичков мало, все они на виду и свою самооценку берегут. Кто захочет связываться с фотомоделью с риском потерпеть сокрушительное фиаско? Мужики красивых боятся. По жизни они любят средних, а с красивыми они спят в мечтах.

Со средними они кавалеры и властелины, а с красивыми они сторожа. И что можно противопоставить ее внешности в свои двадцать с хвостиком? Она уже центр внимания, а ты еще никто. Не получается паритетного начала. А институтская любовь — это чувство равных.

Поэтому частенько очень красивые девушки при всеобщем почитании оказываются довольно одиноки.

На выпускной вечер новоиспеченных офицеров ЗРКУ — зенитчиков-ракетчиков — она попала практически случайно. Сама три дня назад выпустилась.

Будучи прописанной у папы с мамой, осталась в Ленинграде, правда конкретной школы, как места будущей работы по распределению, еще не имела — городской Наробраз с приложением ее учительского таланта еще не определился. И тут она встретила Максима. Могучее сложение, мужественное лицо.

Новая офицерская форма так ладно подчеркивает мужскую фигуру, а всякие яркие блестяшки-эполеты даже как-то возбуждают. Дерзкий, но культурный и умный, без каких-либо намеков на собственную неуверенность, он так не походил на парней из ее педагогического окружения.

Годы жизни в чисто мужских коллективах военных училищ и академий накладывают свой отпечаток — большинство курсантов не имеют повседневного опыта общения с противоположным полом, а когда с ним сталкиваются, то подсознательно включают свои привычные стереотипы, напрочь сбивающие дистанцию.

Будь то гусар утонченной души или сапог-солдафон, всегда где-то внутри сидит Поручик Ржевский, в той или иной степени, конечно. А ведь именно Поручика так часто ждут всеми желаемые, но всеми избегаемые, красавицы. Именно Поручик и завоевал ленинградское сердце Лизоньки.

Она бросила все и практически мгновенно, за месяц, выскочила замуж. Выписалась от родителей и уехала в Кандалакшу. Нет, Максим не был плох. Поручик, раздающий патроны, умело чередовался с корнетом, плещущим вина на званых балах. Если бы его часть стояла под Петергофом, то ее жизнь, наверное, была бы счастливой.

Однако специфика ракетчиков такая — глухие уголки, грязь по колено и скучно-сварливый коллектив офицерских жен, где все про всех все знают. Это даже не провинция, это ссылка, это каторга, а Лиза отнюдь не разделяла взглядов декабристок.

Она вдруг поняла, что лучшие годы ее жизни должны пройти в ДОСах — домах офицерского состава, где супруги начштаба и командира являлись главенствующей инстанцией, снисходительно патронирующей, или наоборот, злобно презирающей любую другую женщину, ведающими распространением импортных сапог и слухов, безоговорочно любящими лесть и подчинение.

А она привыкла блистать! Блистать не получалось. Получалось гавкаться. Как-то сразу эта красавица своими столичными манерами вызвала ненависть полковых матрон. Да и муж, казалось бы единственная и верная опора, ни с того, ни с сего в серьез ударился в службу, гонял солдат и болел за матчасть.

Вдруг оказалось, что его мечта стать полковником или генералом требует для своего воплощения громадного напряжения сил и неразумной траты времени, забранного у нее и отданного бездушным радарам и ракетам. Она днями и вечерами оставалась в одиночестве, а вокруг одни болота и нет людей.

Комары и криволесье, росомахи и прапора, солдаты и сержанты, особисты, замполиты, зампотехи и зампотылу. Господи, что же я Тебе сделала, что Ты посадил меня в эту дыру?! Снова так захотелось быть в центре ее Города с его многомиллионными обожающими глазами. Пусть похотливыми, пусть на секунду, но всегда в центре!

Лиза осознала, что двадцать три это не конец, а начало. То, чем природа наградила ее, а именно редкой красотой, все еще при ней, хотя и не будет долго. Что ее красота в Городе означает реальные возможности, и что в институте она просто жевала сопли, вместо того, чтобы эти возможности использовать.

А Максим должен понять простую истину, что она выше болот и сплетен жен комсостава. Она создана для Города, она любит Город, она не может без Города. Солдаты, радары и ракеты для нее не важны, как не важны и погоны, пусть даже полковничьи, но в такой дыре. Зарплата тоже ничего не значит — лучше с рублем по проспекту, чем с сотней по сопкам.

Стоило ей закрыть глаза, как ярким видением представал силуэт набережной Невы, Ростральные колоны и Зимний. А мосты! А подземка! Она останавливалась около тяжелых многоосных «Ураганов», когда те выползали из-за бетонного забора части. Специфический запах какой-то смазки или еще чего-то напоминал воздух метрополитена.

Вспоминались «Восстания», «Пушкинская», «Чернышевского», ее родные станции…

В местной школе Елизавета Петровна с боем получила шесть часов в неделю — четыре урока и два часа на «домашку», учеников было мало, а офицерских жен-учителей явный перебор. Работа не могла скрасить ее одиночества. Муж уходил в шесть, а возвращался порой за полночь.

Она пилила его за это уже месяца три, но результатов не было. Точнее результаты были — Максим совсем зациклился на карьеризме и стал высказывать откровенное недовольство поведением жены. Ему страшно не нравилась ее дерзость и независимость в отношении супруг его начальников.

Нашла коса на камень.

К сожалению Лиза подошла к пределам своего терпения на пятом месяце беременности. В тот вечер Максим вернулся совсем поздно — у его солдат были ночные стрельбы. Он грузно плюхнулся на обувную полку в прихожей и стал стягивать грязные сапоги.

Лиза глядела на комки грязи, разлетавшиеся по чистому, только что вымытому линолеуму, глядела на свои осиротевшие туфли на высоком каблуке, которые здесь так ни разу и не одела, на мокрую плащ-палатку и вьющихся у лампы комаров.

Злость и досада переполнили ее:

Источник: //www.litmir.me/br/?b=49323&p=1

Криминальные аборты: реальные истории

Криминальный аборт

Δ

“…И пошла Ольга к Зинаиде Михайловноне договариваться о том, в какие дни она работу пропустит. Зинаида тетка была что надо, хоть и начальница, а девочек своих никогда не обижала.

Говорит, или бери номерок — на какой день дадут, на тот и иди.

Три дня тебе больничный положен, ну а если захочется еще денек-другой после дома побыть, позвони лишь, я тебе без потери зарплаты отгулы устрою, потом воскресеньями досидишь.

А какая задержка-то? Что-оо? Такая пустяковая, а она уже скрестись идет! Да не будь ты дурой — сожри несколько таблеток пастинора, но не так, как там написано, а три таблетки сразу, а потом по одной три раза в день, дня три-четыре.

Даже выкидыша как такового не будет — пройдет как сильная менструация, ну разве что здоровыми сгустками. Нет, сама я так не пробовала, это мне моя подруга, медсестра, рассказывала.

А чего тебе терять, рубля что ли жалко? Не поможет — пойдешь на обычный аборт.

Оля постинор ни разу не пила. На обеденном перерыве сбегала в аптеку, что в соседнем здании. На этом же перерыве за обедом и приняла сразу три штуки. Никакого эффекта. Вечером еще одну. Опять ничего.

Потом пару дней по одной каждые восемь часов — каких-либо ощущений ноль. Вроде как кальций или витамины пьет. А потом у Ольги в ночь заболело сердце.

Заболело внезапно, боль была острейшая, как будто какой-то неведомый изверг раскалил до красна кинжал и воткнул его под левую грудь.

Это случилось, когда она собралась своего младшего ужином кормить — так неожиданно, что тарелка с кашей вывалилась из ее рук и вдребезги разлетелась на полу. Однако сил даже как-то среагировать на это не было.

Ольга судорожно схватилась за край стола и замерла, надеясь переждать приступ этой острейшей боли. Но боль не прошла, лишь чуть потупела и стала разливаться по шее, отдавая куда-то в челюсть, а потом по плечам и под лопатку.

Казалось сердце взорвалось, а теперь на его месте сердца горит пожар. Ольга бессильно опустилась на стул и тихо позвала на помощь…”

Δ

“…Причина смерти ясна сразу — острая кровопотеря. Но все же такую первопричину кровопотери я ни в одном атласе не видел — у этой девочки кто-то самым садистским образом через задний проход полностью вырезал ампулу прямой кишки.

Для лиц, от медицины далеких, поясню — это тот участок нашей задницы, что какашки внутри нас удерживает.

Интересно было и то, что вокруг ануса имелись многочисленные следы инъекций, а пробы тканей показали громадное содержание новокаина.

Все остальное было в норме, за исключением разве что двухмесячной беременности. Но ни спермы во влагалище, никаких иных признаков насилия.

Вроде как пришла девочка куда-то и попросила себе изнутри задницу вырезать. Ну обезболили и просьбу удовлетворили.

Потом девочка с вырезанной попой отправилась домой, да по дороге потеряла сознание, а вскоре и скончалась. Чушь, думаете? Во-во, и я так думал.

Труп этой девушки привезли из села со звучным старым финским названием Араппакози. Это с полсотни километров от Ленинграда. Село небольшое, была там хорошая молочная ферма.

На ферме работал один пожилой зоотехник с образованием семь классов. При обыске у этого зоотехника нашли атлас по оперативной гинекологии.

Знаете, кабы не этот атлас, я бы сто лет гадал, какой садист, зачем и как это с девушкой сделал” 

Δ

“…Поэтому, умный гинеколог, когда к нему приходит женщина с жалобами на бесплодие, в ряду первых вопросов спрашивает: «А Ваш муж любит посидеть в горячей ванне? А на раскаленной лавке в баньке?» И на всякий случай передает свой привет такому мужу с пожеланиями широких штанин и умеренно тепленького душика для полноценной личной гигиены.

Так вот Аня об этом не знала. Не учили в Академии имени Дзержинского таким премудростям. Зато Аня давным-давно, наверное еще со школьной скамьи, слышала байку, что плод можно «выпарить», только вода должна быть на пределе человеческой терпимости.

Париться надо долго, пока между ног не пойдет кровь, ну а после вылезать, выкидыш дальше уже пойдет самостоятельно и без проблем. Анна прогрела свою ванну и стала медленно наполнять ее горячей водой. Анна была очень волевой женщиной.

Анна была офицером КГБ, тренированным и способным переступить через собственный болевой порог.

Ей было очень горячо, тело распарилось до малиновой красноты, с рук и лица катился пот капая в горячую воду тяжелыми каплями. Кровь никак не шла, и Анна делала воду все горячее и горячее, делала глубокие вдохи на счет, заставляя себя терпеть.

Своей волей она могла пересилить боль, но не могла переступить через биологию. Вдруг она ощутила, что ее тело бьется в крупном ознобе, ей совсем не жарко, а даже очень холодно, а по коже побежали тысячи мурашек.

Она поняла, что перегрелась, и что необходимо срочно вылезать из ванны.

Она схватилась за край, но только лишь успела приподняться, как глаза залило темнотой, тело стало совсем слабым, и она упала обратно в ванну. Анна потеряла сознание от элементарного теплового удара, а попав обратно в горячую воду, быстро там умерла…”

Δ

“…Тамара положила перед Захарьевной пятьдесят рублей с обещанием молчать, что ее у себя видела, скинула трусы, улеглась на стол, задрала свой зад и лихо раздвинула ноги.

Баба Люба прокалила спицу, а потом нагнулась к Тамаркиному хозяйству. Хоть та и была рожавшей, но ее «срамота не открылась», тогда баба Люба всунула ей как можно глубже два своих пальца в срамное место и что было силы их развела.

Наконец она увидела «сосок с большой дыркой» рожавшей женщины.

В эту дырку она и кольнула спицей несколько раз. Особо больно не было, хотя иногда были резкие приступу острой боли, напоминающие то, что бывает у дантиста, когда тот порой задевает нерв в больном зубе.

Но такая боль длилась всего секунду. Ну вот, дочка, и все. Тамара села на край стола. Из нее действительно вытекло немного воды с прожилками крови. Где-то внизу чуть побаливало, но вполне терпимо.

Она поблагодарила добрую бабу Любу и пошла домой.

Не знала баба Люба самых азов женской анатомии. Уж скольким она девушкам так «помогла», но совершала она действие весьма варварское и с медицинской точки зрения абсолютно безграмотное.

Матка относительно влагалища стоит под определенным углом. Это о самой, что ни есть обычной здоровой матке.

Бывают матки у которых этот угол больше, наклон несколько иной а то и вообще не в ту сторону, что в народе называют «загибом матки», в таких случаях последствия еще тяжелее будут.

Анатомически абсолютно невозможно, уколов спицей в зев, и следуя по направлению самой влагалищной трубки, пройти в маточную полость.

Есть определенная вероятность зацепить плодный пузырь и выпустить амниотическую, околоплодную жидкость, есть даже небольшая вероятность проткнуть плод, но основное действие получается совсем иным.

Почти наверняка спица по прямой прокалывает шейку матки сразу в районе нижней губы зева, затем небольшой участочек самой маточной стенки и выходит в пространство в нижнем тазу между маткой и прямой кишкой. Очень большая вероятность проколоть и саму прямую кишку, чем вызвать каловый перитонит…”

Источник

От редакции

Согласно статистике, количество абортов в России, достигнув своего пика в 80-х годах (5,6 млн абортов в год), постепенно снижается. На сегодняшний день эта цифра колеблется в области 1 млн, причем в это число входят самопроизвольные аборты, не только искусственные. Кроме того, бОльшую часть абортов делают замужние женщины в возрасте около 30 лет, у которых уже есть дети.

Если аборты полностью запретят, то в группе риска окажутся женщины, чья беременность наступила в результате изнасилования, женщины, слишком бедные, чтобы позволять себе иной способ предохранения, чем календарный метод и прерванный половой акт, наивные, не имеющие толком понятия о сексе девушки и женщины, которые хотят прервать беременность по медицинским показаниям, например, вследствие тяжелой хромосомной патологии плода. Сторонники запрета утверждают, что в этом случае закон будет лоялен, и можно будет получить справку после консилиума. 

Каково придется женщине, узнавшей, что у ее ребенка сложное заболевание (часто несовместимое с жизнью) и принявшей тяжелейшее решение об аборте, доказывать кому бы то ни было свое право не рожать, эти деятели почему-то не думают. Как не думают и о том, что в нашей стране, к сожалению, совершенно невыносимо растить особенного ребенка.

Автор текста: Яна Ставень

Shutterstock

Читай также:

9 способов предохранения от наших предков, которые совсем не хочется повторять

Истории жизни классиков, которые отучат от статуса “всё сложно”

10 поступков, которые доказывают, что женщины безжалостны

Источник: //pics.ru/kriminalnye-aborty-realnye-istorii

WikiMedZnayka.Ru
Добавить комментарий